Десантура.ру
На главную Поиск по сайту Техподдержка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Главная  |  Карта сайта  |  Войти  |  Регистрация

Алексей Опрышко (Все сообщения пользователя)



Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
Учения 317-го гв пдп (103-я гв вдд)
 
Des не вопрос ;) Вот к Вам вопрос. 317-й участвовал в событиях на границе в Закавказье в 90-м? Спрашиваю потому как находил воспоминания ребят из 350-го, а вот из 317-го никого. Более подробную инфу по книге дам немного позже. :ph34r:
Учения 317-го гв пдп (103-я гв вдд)
 
Я не уточнил. "Братство по оружию" проходившее в 1970-м году. Тогда высаживался в полном составе 317-й полк. Но подробности я и хочу узнать.
Учения 317-го гв пдп (103-я гв вдд)
 
Час добрый! Ищу тех кто служил в 317-м гв. пдп в 60-х - 70-х годах. Нужны воспоминания об учениях в этот период. Особенно интересуют учения в ГДР "Братство по оружию". Воспоминания будут использованы в книги по истории 317-го полка. Прошу со мной связаться. тел. 8-908-518-91-24. Почта:
komrad.aleksey77@yandex.ru
Днепровский десант. фильм "Ой, Днепро, Днепр", Воздушно-десантная операция 1943 год
 
Сюжет на ТВ: Букринский десант: ветеран Галина Полидарова вспоминает подробности легендарной операции
http://www.vesti.ru/videos/show/vid/642340/cid/1/#
Ошибки в СМИ на тему ВДВ, безграмотность и не компетентность
 
Час добрый!


В отличие от других родов войск ВДВ в военно-исторической литературе на мой взгляд представлено до обидного мало. Официальную историю ВДВ можно разделить на два периода до 1997 года и после. В 1997 году вышла последняя книга известного летописца ВДВ и пропагандиста парашютного спорта Ивана Ивановича Лисова. Все что написано позже являлось перепиской его работ причем зачастую вместе с неточностями которые допускал автор или группа авторов. Неточности были не глобальные, политически и пропагандистки правильные. К примеру такие: «Заместитель начальника политотдела 3-й ГВДБ майор И.Я.Евстропов сразу же после приземления возглавил группу в составе 22 человек. Вскоре к группе подошли еще 9 десантников. В течение первых трех суток майору Евстропову не удалось добыть сведений о других подразделениях бригады и о воздушном десанте в целом. Он решил вывести группу в район севернее Поташни и приступить к диверсионным действиям на коммуникациях противника. Вскоре противник вскрыл место расположения группы. После отражения первой атаки противника майор Евстропов сменил район. Однако враг продолжал преследовать группу и вскоре блокировал ее. Десантники сражались мужественно. Первые три атаки противника были отбиты. Последовали атаки более крупными силами. Кольцо окружения вокруг десантников сжималось. В критической обстановке по команде майора Евстропова "За мной в атаку! В плен живыми не сдадимся!" гвардейцы бросились на врага. Все десантники погибли смертью героев. Майор Евстропов в последний момент подорвал себя последней гранатой. Об этом героическом бое горстки советских десантников рассказали через много лет жители Поташни.»


Ну начну с того что не через много лет жители Поташни рассказали. После десанта в марте 1944 года штаб ВДВ КА откомандировал группу офицеров в составе: начальник группы подполковник Борисов, подполковник Шустов, капитан Захаров и старший лейтенант Коноплев для обследования района действий десанта. Более месяца офицеры на двух «Виллисах» объезжали украинские села выполняя план работы цели и задачи которой определил в совеем приказе командующий ВДВ КА.


Из план работы группы по обследованию района действий воздушного десанта Воронежского фронта: «Основные цели и задачи:


1. Проверить на месте правильность докладов десантников об их действиях в тылу противника. Выявить подлинное лицо десантника и его поведение на территории противника.


2. Установить наличие и боевое расположение немецких частей в момент высадки.


3. Уточнить действия десантных групп после приземления и противодействие организованное немецким командованием как в отдельных населенных пунктах так и в районе Черкасских лесов


4. Установить взаимодействие десантников с партизанами и с частями наступающими с фронта, взаимоотношение с местным населением и помощь с его стороны десантникам. Уточнить общую обстановку на фронте, замысел командующего на форсирование р. Днепр и положение частей фронта в днепровской луке на участке Ходоров – Григоровка 24.09.43 года.»


Итогом их работы стало появление в декабре 1944 года в одном экземпляре краткого описания действий 3-й и 5-й Гвардейских воздушно-десантных бригад в тылу врага в период сентябрь-ноябрь 1943 года которое уместилось на 163 листах.


Причем это описание не полное и довольно подкорректированное долго было под грифом «секретно». Полное, а также другие материалы, в частности рапорта выживших участников десанта, до сих пор не рассекречены и думаю что не будут. Так вот даже в сокращенном варианте героическая гибель Евстопова выглядит не так героически. Точнее его непрофессиональные действия и привели к гибели его и десантников.


В документах ЦАМО в частности в рассекреченном осенью 2010 года отчете о проведении операции гибель Евстропова описана так: «Собралась первоначально в количестве 16 человек. В ближайшие дни после приземления, состав ее был доведен до 22 парашютистов. Группа базировалось в районе КП бригады под Потапцами. Активных действий не вела, за исключением налетов на одиночных солдат и отдельно следовавшие повозки противника. Пассивное пребывание группы в этом районе длилось до 12.10.43, когда она будучи внезапно окружена и атакована превосходящими силами противника, по команде майора Евстропова -"В плен живыми не сдаваться"- перешла в контратаку. В результате неудачного боя на выход из окружения группа была рассеяна,- майор Евстропов сам подорвался на гранате.»


Вот такой небольшой пример. Другой пример это когда по непонятной мне причине путают фамилии офицеров и даже событий. В книге Попов И. И на Влтаве свой закончили поход. М. ДОСААФ. 1987.г. есть такое предложение: "Командир 317-го гвардейского полка направил батальон капитана Матохина...". Стоп. Несуразица полная.


Дело в том, что командир батальона Матохин не просто служил в другом полку, в 300-м, но и в другой дивизии - 98-й и никак не мог командир 317-го гв. стрелкового полка 103-й гвардейской стрелковой дивизии его куда-то направлять.


В общем не скажу за всю литературу военно-исторического жанра, но по ВДВ она хромая и убогая. А если сравнивать ее с обилием литературу по истории ВДВ в Англии, штатах, Германии то еще и бедненькая. Говорю исключительно за период до 1945 года так как другими периодами истории ВДВ не интересовался.


Вторая беда современных книг это приверженность штампам. Главные, я бы сказал классические штампы, это:


а) ВДВ - элита, супербойцы, терминатор трепещет,


б) в ВДВ попадали по особому отбору с чистой анкетой и 100 % здоровьем,


в) в ВДВ обучали всему и даже больше.


Что бы не быть голословным приведу примеры. В издательстве "Яуза", а оно как и "Эксмо" требует отдельного опуса, в 2011 году вышла книга Владимира Першанина "Спецназ Сталинграда. Десантники стояли насмерть." книга художественная и речь идет в ней о вымышленном 106-м батальоне ВДВ сражающимся в степях под Сталинградом, а затем и в самом городе. Художественные грани этого произведения как и стиль автора описывать не буду, не от том речь. Речь о штампах. Итак отрывок из книги: "...спустя несколько дней я оказался под городом Куйбышевом (ныне Самара) в поселке Яблоневый Овраг, в учебном батальоне воздушно-десантного полка. Никогда не думал, что окажусь в таком, как теперь говорят, элитном подразделении.


Впрочем, в тот период десантные войска находились если не в загоне, то в состоянии какого-то ожидания. Остались в прошлом знаменитые учения 1936 года в Киевском военном округе, когда с тяжелых самолетов десантировались три тысячи человек с легким и тяжелым вооружением. Иностранные наблюдатели (в том числе немецкие) кисло разглядывали приземляющихся десантников, с ходу вступавших в учебный бой. К концу тридцатых годов десантные войска, так же как и диверсионные соединения, были отодвинуты на второй план. Не вижу в том ничего удивительного. Красная Армия в первую очередь нуждалась в новых танках, самолетах, артиллерии. Все это я узнал позже, а тогда с интересом воспринимал новую военную жизнь.


Первый месяц учебная рота, состоявшая из 240 курсантов, занималась общевойсковой подготовкой. Очень много бегали и совершали марш-броски с полной выкладкой на тридцать километров. Бег давался нелегко, особенно городским ребятам, а переходы в валенках, с вещмешками и учебными винтовками буквально выматывали. Происходил отбор тех, кто сможет дальше учиться профессии десантника. В тот первый месяц многие продолжали носить под шинелями свою гражданскую одежду. Полную военную форму б/у выдали, когда окончательно определился состав будущих десантных взводов. Из нашей роты, по моим прикидкам, отсеялось человек тридцать.


В конце февраля началась десантная учеба. Тот период вспоминаю с удовольствием. Несмотря на сложное военное положение, нас неплохо одели и нормально кормили. Самым долгим казался период от завтрака до обеда, с семи тридцати утра до часа дня. В придачу к каше и хлебу давали граммов по десять-двадцать сливочного масла и ставили алюминиевые миски с крупно нарезанной каспийской селедкой. На обед ели щи, перловку или пшенку с редкими кусочками мяса, зато получали по ломтику сала. Татары с верхней Волги сало вначале не ели, их порции доставались нам: русским, украинцам, белорусам. Но вскоре и они привыкли к салу – голод не тетка.


Поднимали нас в шесть часов утра. В первой половине дня проводились занятия на полигоне, стрельбище, спортивной площадке. Изучали не только трехлинейки и самозарядки Токарева, но и автоматы, в том числе немецкие и чешские. Стрельбы проводились вначале из трехлинейной винтовки Мосина по два-три раза в месяц, затем количество боевых занятий увеличили. Начали стрелять из автомата ППШ и наганов, вещь совершенно немыслимая для обычных учебных подразделений. Мы же относились к частям особого назначения, чем очень гордились.


Если из винтовки и автомата я выбивал нормативы на «хорошо», то наган долго не мог освоить. Дело в том, что в обращении с этим простым оружием требуется двойное усилие. Когда нажимаешь на спусковой крючок, сначала взводится курок и лишь затем производится выстрел. От такого напряжения рука дрожала, пули уходили за мишень. Мы хитрили и пытались взвести курок перед выстрелом. Инструктор, ругаясь, заставлял нас осторожно спустить курок и целиться заново.


– Вы и в бой пойдете со взведенным оружием?


Учили крепко, речи не могло быть о том, что кто-то может не сдать нормативы. Бесконечно повторяли упражнения, пока отстающие не подтягивались до нужного уровня. А мне наш взводный лейтенант Рогожин выговаривал особо:


– Мальков, ведь ты в техникуме учился, тебе «тройки» не к лицу.


– При чем тут техникум? У нас с десятилеткой люди есть, и то отстают.


Лейтенант по характеру добродушный, хотя и кричал, поэтому мы позволяли себе бурчать. Зато инструкторы по парашютной подготовке, некоторые в сержантских званиях, с нами не церемонились. Все занятия проводились обычно повзводно, укладка парашютов длилась целый день и проводилась строго по этапам.


Не знаю, откуда при вечной нашей нехватке взяли столько парашютов, но у каждого курсанта в роте имелся свой индивидуальный парашют. Если что-то сложил не так, то в случае чрезвычайного происшествия вини лишь себя. Понятие «чрезвычайное происшествие» обычно означало смерть, иного исхода вследствие неудачного прыжка с самолета не жди. Случались, конечно, и травмы (переломы ног), но о них обычно не говорили.


Ни одного прыжка с самолета за время учебы я так и не сделал, хотя имел неплохую теоретическую подготовку. Висел положенное количество часов на тренажере, где нас учили управлять собственным телом, прыгнул раза два с вышки. В отношении прыжков с самолета, большинство курсантов не рвались пройти этот экзамен. Дело в том, что, обучая правильно складывать парашют, инструкторы приводили примеры, когда из-за невнимательности гибли люди. В некоторых случаях причиной трагедии становилась растерянность при сильном ветре или нераскрытое парашюта из-за резкой смены температуры. Например, когда стропы пропитывались влагой, а потом замерзали. Такие примеры не выходили из головы, и некоторые ребята со страхом ждали, когда нас повезут на аэродром.


В тот период я часто получал письма из дома. Вначале радовался, затем мама сообщила о гибели старшего брата Степана, и пошло-поехало. Что ни письмо, то новое печальное известие. Гибли или пропадали без вести моя родня, друзья, соседи. Я загибал пальцы, подсчитывая, сколько же сгинуло людей. Получалось очень много. Я отчетливо помнил их лица, голоса и не представлял, как они могут исчезнуть за какие-то полгода. Безжалостная война слизывала людей одного за другим. Я уже не торопился за письмами. Открывая их, заглядывал сразу в середину послания, где после многочисленных приветов, сообщалось об очередной смерти. Два письма получил от своего друга Леонида Малькова. По своему простодушию он пытался делиться какими-то печальными мыслями, но все вычеркивала цензура. Я понял, что война оказалась для смелого и сильного парня далеко не тем веселым приключением, которое он ожидал.


Это действовало на нервы, все валилось из рук. Инструктор по парашютной подготовке накричал:


– Мальков, ты почему спишь на ходу? Разве стропы так складывают!


Я бестолково глядел на него, брал себя в руки. Земляк из города Михайловки, Гриша Черных, чем-то похожий на Леонида Малькова, как-то пожаловался, что долго нет писем от отца, которого призвали осенью. От плохих мыслей отвлекала учеба, свободного времени не оставалось, а после отбоя сразу засыпали.


Положение на фронтах оставалось сложным, самолетов не хватало, прыжки откладывали. Зато остальная подготовка велась на высоком уровне. В какой-то период решался вопрос о передаче нашего полка в НКВД, ведомство очень сильное и хорошо обеспеченное материально. По этой или другой причине в ротах увеличилось число автоматов ППШ и ППД, появились также английские пулеметы «брен» с магазином наверху и запасными стволами. Запомнились очень непривычные лекции по тактической подготовке, где анализировались неудачи при проведении десантных операций во время зимней войны в Финляндии и в начале Отечественной войны."


А вот что рассказывают десантники о запасных воздушно-десантных полках:


3-й ЗВДП, время службы осень 1941 - весна 1942 годов. Гвардии лейтенант Анатолий Корольченко, (3-й ЗВДП, 3-я Гв. ВДБр., 13-я Гв. ВДБр, 300-й Гв. СП): "В Куйбышеве мы ждали распределения. Молодые пехотные младшие лейтенанты. В Большом помещении куда нас набилось около 300 человек было не продохнуть. Появлялись покупатели, зачитывали списки и названные уходили. Уже почти никого не осталась когда зашел подполковник в летной форме и странной куртки с меховым воротником. Мы такую еще не видели. Назвал наши фамилии и сказал что служить мы будем в ВДВ. Потом спросил о здоровье и травмах. Я честно признался что ломал правую руку. Он протянул свою и попросил пожать. Я пожал. Он сказал годен и мы пошли за ним.


Попал служить в 3-й ЗВДП в Сталинград. Полком командовал майор танкист который был явно недоволен назначением на эту должность. В общем в полку десантников кадровых было мало. Помню в роте был старшина хромой - ранен летом 41-го. Он был еще из довоенных парашютистов. Оружия в полку не было. Только у караула. На всех занятиях по строевой и тактике ходили с выструганными деревянными ружьями. Для штыкового боя сделали штыки из покрышек. Помню на целый день принесли ПТР мы его показали как собирать и разбирать. И его унесли. Стрелять не стреляли.


Парашютно-десантная подготовка сводилась к прыжкам с трех тумб. Занятия проводил мой старшина и еще один сержант. Висели в классах плакаты. как приземлятся, как занимать место в самолетах разных типов, как устроен парашют. Прыжков не было. Первый раз я прыгнул в Нахабино на Курсах усовершенствования ВДВ.


Кормили ужасно. По самой тыловой 6-й норме. Это ужас. Масло и прочие вкусности положенные десантнику я видел только в 43-м в бригадах."


2-й ЗВДП, время службы весна 1943 год. Гвардии рядовой Василий Шишкин (2-й ЗВДП, 5-я Гв. ВДБр.): "Первые месяцы службы прошли на станциях Мокроус и Еруслан в Саратовской области во 2-м запасном парашютно-десантном полку.


Уже первый день нам показал, что такое армия. Выдали нам черную гимнастерку с петлицами, какие-то штаны ватные, телогрейку. Два ремня чтобы держать их. Раздавали нам кому - лопатку, кому - противогаз, кому - подсумок. Вот и носили все время с собой. Но не все сразу. Вот, к примеру, сегодня мне достался противогаз, а брату лопата, а завтра могло быть наоборот.


А все сержанты, которые нас тренировали, как на подбор были здоровенные хохлы. Они, конечно, из нас веревки вили. Они старались показать рвение, что бы самим не попасть на фронт. И вот эти хохлы нас построили в шеренгу. Команда - к бою, по-пластунски, вперед. А мы только надели все новое. Проползли метров 40, команда - отставить, на исходную, и все снова. Только дождик прошел, и мы все с ног до головы в грязи, а так хотелось побыть немного в чистой новенькой форме. Как я понял, эти переползания было самым любимым упражнением наших сержантов. За день мы проползали приличное расстояние. Дальше. Тренируемся ложиться по команде отбой. У нас были трех ярусные кровати. И вот за 40 секунд нужно раздеться, все аккуратно сложить и быть в кровати. Тренировались, пока все не уложились в норматив. Один раз меня подняли, так как я не уложил ровно противогаз. Сержант сказал, что на первый раз обойдемся замечанием. К слову это было единственное взыскание за десятилетия моей службы.


Были мы всегда голодные. Питались по тыловой, третьей норме. Это самая "дохлая" норма питания - 600 грамм хлеба в день. Правда это был не хлеб, а черт знает что, что туда только не добавляли. Но помню хорошо, что муки, там было немного, зато попадалось то, чего в хлебе быть не должно. И баланда - вода, размешанная с мукой или крупой "подкрашенная". Приходим в столовую, жрать хочется страшно. Съел ту порцию, и только аппетит раздразнил. Готов есть, а нечего. У нас железная дорога проходила рядом с частью и вот утром к ней бегали на зарядку, а вечером на вечернюю поверку ходили с песней, так у многих сил не было, ни бегать, ни ходить. Вот так кормили.


А сержанты те жировали. Они получали паек воздушно-десантный, как я это понял. Когда нас привезли, на мне были хорошие офицерские галифе. Это мне подарили офицеры, что у нас останавливались, когда на фронт двигали. И вот сержант их увидел и захотел получить. После недолгих уговоров я согласился отдать их сержанту. За штаны я получил полбуханки белого хлеба. А белый хлеб входил только в летный и воздушно-десантный паек, и если я не ошибаюсь в госпитальную норму питания. Мы с братом с таким удовольствием съели этот хлеб, и после нормальной еды не видели до тех пор, пока не попали в 5-ю Гв. ВДБр


На спортивной площадке были тумбы установлены, вот мы с них и прыгали в песок - учились правильно держать ноги и руки при приземлении. Самая низкая - метр, самая высокая - три. Приготовились - пошел. Прыгали, аж в мозгах все переворачивалось. Вот и вся десантная подготовка. Зато часто были марши. Несколько десятков километров, причем, с преодолением водной преграды, и все с полной выкладкой. И вот приходим к финишу, а нас встречают с музыкой. А кого встречают? От батальона пришло человек 20, а остальные все растянулись. У кого обмотки плохо намотаны, кто промежность растер, кто упал и не в силах идти.


"Только ляжешь - Пидымайсь! Только станешь - Пидравняйсь!" - была у нас присказка. Хохлы нас гоняли будь здоров.


Баня была, но одно название. Посещали ее раз в десять дней. Заводили нас в помещение и выдавали по котелку кипятка. А чтобы эту воду вскипятить, мы приносили на себе бурьян для растопки печи. Вот и этим котелком мы и мылись. Хочешь голову мой, хочешь зад, а хочешь все мой, если конечно сможешь. Вот такая у нас жизнь была в учебной части. Жизнь по третьей норме.


Когда в мае месяце приехали в Киржач, в 5-ю Гв. ВДБр, тут уже другая норма была. Давали компот, на завтрак кусочек масла сливочного, сахарку прилично. То есть, мы готовились уже не просто к службе, а к бою. Тут конечно, мы облегченно вздохнули по поводу питания, зато гоняли нас еще больше."


Полностью интервью можно прочитать здесь: http://iremember.ru/desantniki/shishkin-vasiliy-ivanovich.html


7-й ВДП. Время службы весна - зима 1934 года. Гвардии ефрейтор Алексей Глухов (7-й ЗВДП, 6-я Гв. ВДБр., 297-й Гв. СП): " И стали мы служить в 7-м запасном воздушно-десантном полку, где велась предварительная подготовка десантных войск. Была только одна подготовка: прыжки с вышки с полутора, двух и двух с половиной метров. Тренировали ноги, чтобы после прыжка с парашютом при приземлении их не сломать. Плохо учили. В основном строевая подготовка. Ходили-ходили, ходили-ходили… Правда, была и политподготовка. Утром комиссар зачитывал перед строем батальона последние сводки с фронта. ”


В общем воспоминания ветеранов о запасных воздушно-десантных полках одинаковы. У меня еще с штук пять - шесть таких наберется. Я конечно помнимая что книга Перашанина чисто художественное произведения и автор волен проявлять фантазию, но все же стоит немного покопаться в теме чтобы не было таких серьезных (на мой взгляд) разногласий с действительностью.


К слову о штампах и ошибках слизанных у предшественников. Когда я работал над книгой о Днепровской ВДО то тоже не избежал такой ошибки. К слову с тех пор и стал осторожно относится ко всем изысканиям сделан не мной. Итак как известно утром 25 сентября было принято решение остановить высадку так как от высадившихся частей не было никаких известий и руководство высадкой не представляло что творится за Днепром. так думал и я и естественно так написал в книги. Но уже после выхода книги в ЦАМО я увидел документ в котором указывалось что высадка была остановлена по причине отсутствия горючего. Иными словами половину 5-й бригады которую не высадили могли тоже кинуть в мясорубку был бы горючие у самолетов.


В следующий раз расскажу о втором штампе. О чистых анкетах и мальчиках паиньках в ВДВ.















Ошибки в СМИ на тему ВДВ, безграмотность и не компетентность
 
Ойч спасибо за поправку. Не могу понять как исправить в тексте.
Изменено: Алексей Опрышко - 29.09.2014 13:15:02
Ошибки в СМИ на тему ВДВ, безграмотность и не компетентность
 
Вы даже не представляете сколько не правильной информации попадается в книгах. На такие мелочи как путаница в фамилиях и должностях я уже не обращаю внимание. Неправильное написание фамилий тоже часто встречается и это поверте мелочи. Давно собирался выложить на форум "коллекцию исторических ляпов". Их просто ужас как много. Сейчас работаю над книгой о 317-м. Гв. СП. полк был образован на базе 3-й Гв. ВДБр крепко потрёпанной в десанте за Днепр. Две основные сюжетные линии рассказывают о первом командире полка и рядовом бойце - десантнике. Помимо это несколько сюжетных ответвлений. Короче. Сейчас разбираюсь в боевых действиях в районе озера Балатон. И вот в чем прикол. Везде в нете История 103-й Гв. ВДД начинается так: "Дивизия сформирована в 1946 г., в результате переформирования 103-й гвардейской стрелковой дивизии..." Далее идет история 103-й Гв. СД где и когда формировалась и на базе какой дивизии. Интерес вызывает такая фраза.: "С 16.03.1945 по 01.04.1945 года дивизия вела ожесточённые бои в районе озера Балатон." И вот все друг у друга переписывают это. Однако дивизия никаких ожесточённых боев с 16 числа не вела потому что двигалась во втором эшелоне корпуса. Первый бой дивизия провела 20 марта. а по настоящему ожесточённые бои для нее начались с 22 марта. Пишу исключительно опираясь на исторический формуляр 317-го полка входившего в состав дивизии. Конечно кто то скажет мол ерунда ошибка в нескольких днях. Может и так. Но ведь никто даже не пытается проверить инфу взятую где-то у кого-то в нете в журналах, газетах или книгах.
К слову о книгах. Выдержка из фундаментального труда "Советские воздушно-десантные" М. 1980: "Войны первого эшелона 37 и 38 гвардейских корпусов форсировали реки Шарвиз и Гайя и захватили города Мор. Враг опасаясь окружения главных сил 6-й танковой армии СС начал срочно подбрасывать к участкам прорыва подкрепления. В этих условиях командующий фронтом принял решение ввести в сражение 6-ю гвардейскую танковую армию."
Прочитав это я удивился. Танковую армию комфронта принял решение ввести в бой на 4 день наступления только потому что ее у него просто не было. И 4 дня десантники наступали проламывая оборону немцев без танков.
Об этом пишет в своих мемуарах начшатаб фронта Иванов: "Чтобы развить успех и не дать возможности противнику еще больше усилить свою оборону, Ф. И. Толбухин приказал командующему 9-й гвардейской армией генерал-полковнику В. В. Глаголеву, человеку решительному и волевому, продолжать наступление и ночью.

К сожалению, 9-я и 4-я гвардейские армии не могли в должной мере использовать растерянность противника. Из-за отсутствия в боевых порядках танков непосредственной поддержки пехоты продвижение наших войск было медленным. В сложившейся обстановке командование фронта не могло оказать существенной помощи наступающим. Имевшиеся у нас два танковых и один механизированный корпуса были втянуты в оборонительные бои на центральном участке. Заблаговременно вывести их из оборонительного сражения, укомплектовать (в этих корпусах насчитывалось по 30-80 танков и САУ) и перегруппировать на новое направление было невозможно, так как они вместе с артиллерийскими частями и соединениями составляли основу противотанковой обороны в период с 10 по 15 марта, когда сотни вражеских танков настойчиво стремились прорваться к Дунаю. Приостановить наступательную операцию, хотя бы и временно, также нельзя было, ибо это пошло бы на пользу противнику, который лихорадочно принимал меры к ликвидации прорыва наших войск. В этих условиях и было решено просить Ставку о передаче 3-му Украинскому фронту 6-й гвардейской танковой армии. Вечером 16 марта, докладывая Верховному Главнокомандующему о результатах первого дня наступления, маршал Ф. И. Толбухин изложил ему эту просьбу. И. В. Сталин тут же удовлетворил ее. Он связался с маршалом Р. Я. Малиновским, который находился в 46-й армии, и приказал передать 6-ю гвардейскую танковую армию 3-му Украинскому фронту. В директиве Ставки, отданной маршалу Ф. И. Толбухину к исходу дня 16 марта, указывалось: 6-ю гвардейскую танковую армию использовать для развития удара правого крыла фронта и разгрома танковой группировки противника совместно с войсками 27-й армии.
Мы рассчитывали ввести ее в прорыв в полосе 9-й армии вечером 17 марта, а удалось сделать это только утром 19 марта. "
Иными словами командующий фронтом принял решение вести в бой 9-ю армию Кравченко когда она у него появилась а не из-за иземнившихся условий в полосе наступления.
Книги это вообще удивительная часть. У меня создается впечатления что их пишут специально для того чтоб поддерживать мифы. Это конечно не так. Просто действительно исследованием темы занимаются единицы. Большинство выпускают полную лажу. Эдакую смесь из мифов, непроверенной информации (откровенно слямзеной у предшествующих исследователей вместе с ошибками) и правды. Потому что напрягаться и затрачиваться никому не хочется. Я таких историков не обвиняю. Живем в обществе где главная нацидея - зарабатывай бабло. Вот и зарабатывают. Просто советую думать своей головой а не слепо верить всему что написано в книгах, СМИ и нете. К слову я обязательно напишу в другой раз о рынке литературы на тему ВДВ за последние десятилетие ну ежели интересно.

Котельников В.Р. "Красный десант", Советские воздушно-десантные войска в предвоенный период. 1930–1941.
 
Час добрый! Книгу пока не читал. Но при поверхностном просмотре несколько удивила подпись к фото на странице 156: "Посадка парашютистов в самолет ТБ-3. Обратите внимание на их одежду, показывающую, что это не профессиональные десантники"
Фото известное. Наберите в поисковике. Фото часто датируют зима 41/42-й год.
Я не знаю что смутило автора. Буденовка? Фуфайки и ватные брюки? Сапоги?
Мой дед служил в 4-й МВДБр. Фото осени 41-го как раз у него будёновка, ватник и штаны. Единственное что отличается фото в книги и фото деда это обмотки и ботинки на ногах вместо сапог. Что десантники МВДбр не были профессиональными десантниками?
Очень распространение заблуждение что десантник 30-х - 40-х годов в камбезе шлеме и очках.
Книги о Днепровском десанте, список книг
 
В. Пашинин «КУЗОВОК» Альманах МИР ПРИКЛЮЧЕНИЙ 1968 год № 14

Ахияр Хакимов «Сполохи» Издательство: Советский писатель, М. 1978, 368 стр.

Ахияр Хакимов служил в роте связи 3-й Гв. ВДБр.. Когда высаживался за Днепр ему было 14 лет. Об Ахияре Хакимов можно прочитать здесь: http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=32577.0
Книги о Днепровском десанте, список книг
 
Еще есть книга "БАЛЛАДА ОБ УШЕДШИХ В ДЕСАНТ" Прокопов Петр Иванович, Прокопов Олег Иванович. Книга один из лучших боевиков прочитанных мной за последние лет 10-ть наверное... Насколько я понл произведение не издвалось полностью в бумажном варианте. Прочитать его можно здесь : http://samlib.ru/p/prokopow_oleg_iwanowich/desant.shtml
Еще есть на тему Днепровского десанта повесть Анатолия Корольченко "Знамя дважды не дается" вошедшая в его сборник повестей и рассказов повествующих о его службе в ВДВ в годы войны. Сборник называется "Высокое небо".
Днепровский десант. фильм "Ой, Днепро, Днепр", Воздушно-десантная операция 1943 год
 
Час добрый всем! Ссылка на фильм о Днепровской воздушно - десатной оперции. Точнее о людях кто выбрасывался за Днепр и о тех кто сохраняет память о них. А Галину Степановну- геронию фильма можно смело назвать старейшей десантницей страны. В уходящем году ей исполнилось 90 лет. Ссылка на фильм: http://www.youtube.com/watch?v=LEsQ4NRvz5E&feature=plcp
Книга о Днепровском десанте 1943 г.
 
Час добрый! Один из героев книги десантник 3-й гвардейской воздушно-десантной бригады Алексей Зарипов автору сообщил следующие:
" Если бы я не знал что вы молодой человек то подумал бы что вы один из тех кто высаживался с нами за Днепр. Настолько подробно описаны перипетии и бытовые подробности нашей войны в тылу врага. Хочу отметить неточность в вашей книги. Вы назвали командиром 6-й Гвардейской воздушно-десантной бригады Данилова. Это не так. Данилов был командиром 13-й Гв. ВДБр. впоследствии ставшей 300-м Гв. СП. А 6-й бригадой командовал Бондаренко".
Приношу свои извинения за неточность перед теми кто читал книгу "Обреченные на забвения".
Воздушные десанты Великой Отечественной, страницы истории - не дадим забыть
 
Появился сайт о Днепровской воздушно-десантной операции. http://dneprovskydesant.ru/glavnaya/
Сайт медленно, но заполняется.
Вот еще интересный десантный сайт о действиях десантников в Демянском котле. http://mvdb1.ru/
Книга о Днепровском десанте 1943 г.
 
Уважаемый Des прошу вас посмотреть почту. Сегодня вам было отправлено письмо в котором автор просил подтвердить заказ.
Книга о Днепровском десанте 1943 г.
 
Вышла книга о Днепровском десанте. Кому интересно можно заказать по адресу: komrad.aleksey77@yandex.ru
Изменено: DDTT - 04.02.2012 11:18:12
Книга о Днепровском десанте 1943 г.
 
Готовится к изданию книга о Днепровской воздушно-десантной операции. Можно купить только у автора.

Форумчане и гости форума, час добрый! Вот решил поставить всех интересующихся историей ВДВ в целом и Днепровской воздушно-десантной операцией в частности, в курс, что закончена раболта над рукописью книги о десанте. К сожалению, ни одно из издательств не заинтересовала эта тема, к моему немалому удивлению. Хотя тема абсолютно эксклюзивна для рынка литературы.
Поэтому буду издавать за свой счет. В связи с этим, прошу высылать заявки кто и сколько экземпляров хотел бы приобрести. Это надо для того, чтобы определить, сколько экземпляров будет выпущено и сколько я смогу реализовать сразу. Срок подачи заявок до 1 ноября. После этого отправлюсь в издательство чтобы заказать нужное количество. Ориентировочная стоимость от 200 до 400 рублей + пересылка почтой для тех, кто не сможет взять из рук в руки (цена будет зависеть от количества – чем больше экземпляров закажу в издательстве, тем меньше будет стоимость одного экземпляра). Точную и окончательную стоимость смогу сказать только в начале ноября.
Заявку высылайте по адресу: komrad.aleksey77@yandex.ru

В ней прошу указать количество экземпляров, которые предполагается приобрести. Полные Ф.И.О., точный почтовый адрес (индекс не забудьте). Книгу собираюсь отправлять наложенным платежом. Если у кого-то есть другие просьбы по доставке, пишите.
Естественно, что никому не хочется брать кота в мешке. Поэтому привожу несколько рецензий. Я уже отослал рукопись ветеранам – участникам десанта и ниже привожу их отзывы.

Переводчик 4-го батальона 3-й Гв. ВДБр. лейтенант Галина Полидорова:
Прежде всего, я хочу выразить автору книги глубочайшую благодарность за огромный труд по сбору материала, за правдивое изложение событий тех лет. Эта книга впервые написана предельно откровенно, правдиво без прикрас и фантазий. В ней фигурируют подлинные герои тех событий, все названо своими именами без вымысла. Впервые откровенно рассказано о безобразной подготовке к десантированию, которая стоила многим войнам жизни. Это памятник погибшим, живым и ушедшим из жизни уже после войны десантникам и большой подарок их потомкам. Думаю, что после стольких лет замалчивания правды о днепровском десанте, пришло время восстановить историческую справедливость и воздать должное героям – десантникам, участникам днепровского десанта 1943 года.

Полковник ВДВ, за Днепр высаживался старшим сержантом 5-й Гв. ВДБр. Михаил Абдрахимов:
Я вашу работу прочел с большим желанием дважды, можно сказать изучил ее. Снова вспомнил то тяжелое время. Вспомнил своих друзей, однополчан, партизан-подпольщиков с кем вместе воевали. После прочтения мне приснилось, что я снова там за Днепром, а война мне не снилась уже давно. Вот такое впечатление произвел ваш труд на меня. Вы сделали огромную работу – правдиво и подробно показали боевые действия воинов-десантников, их героические подвиги в тяжелейших условиях войны в тылу врага.

Ну а чтобы вы все кто захочет заказать книгу могли иметь представление о том, как она написана, привожу в качестве «затравки» часть первую:

От автора
Как, кем и зачем написана эта книга


История - это не то, что было. Это то, что может быть, потому что уже было однажды.
Арнольд Тойнби

Не я начал работать над этой книгой, но я эту работу закончил. Так получилось. История появления книги о Днепровской воздушно-десантной операции началась ещё до моего рождения, в середине 70-х годов ХХ века. А может, началась она ещё раньше, до проведения самого трагического десанта, в новогоднюю ночь 1943 года.
В Куйбышеве в стенах училища воздушно-десантных войск Красной армии за новогодним столом познакомились два офицера-десантника. Один майор Лисов начальник учебной части училища, другой молодой лейтенант Корольченко, прибывший ненадолго в учебное учреждение по служебным делам. Оба не придали знакомству значения, так как знали, что оно мимолётно и пути скоро их разойдутся. Так и случилось. Правда вскоре военные пути - дороги вновь свели их, и на этот раз надолго. Но этого в ту новогоднюю ночь, ни майор, ни лейтенант знать никак не могли. С 1944 года и до конца войны они воевали вместе в 300-м гвардейском стрелковом полку, который был сформирован на базе 13-й Гв. ВДБр. Один – начальником штаба полка, другой – старшим батальонным адъютантом. После войны дороги однополчан вновь расходятся, но теперь, они уже не теряют друг друга из вида. Иван Иванович Лисов дослужился до заместителя командующего ВДВ, много сделав для парашютного спорта страны. Его подчинённый ушёл на пенсию в звании полковника, успев послужить и на Кавказе и в Москве и даже на «чёрном континенте». Шли по служебной дороге они порознь, но было у них общее увлечение – литература и за успехами друг друга на этом поприще они пристально следили. Даже одну из книг «Десантники атакуют с неба» однополчане написали совместно.
После выходя ряда книг по истории воздушно-десантных войск, Иван Иванович Лисов решил написать книгу о Днепровской воздушно-десантной операции. В соавторы он пригласил, естественно, Анатолия Филипповича Корольченко. Вдвоём они стали собирать материал, но вскоре работу над книгой пришлось остановить. Как тогда надеялись ветераны ненадолго, но судьба распорядилась иначе. Генерал-лейтенант Лисов так и не смог воплотить в жизнь свою идею. В 1997 году он умер. А спустя пять лет, ничего не зная ни о Лисове, ни о Корольченко, и уж тем более об их нереализованных творческих планах, я, читая «Разные дни войны» Константина Симонова, заинтересовался одной записью в дневнике военного корреспондента, ставшего, пожалуй, одним из самых известных советских писателей:
«Осталось в блокнотах и несколько отрывочных, для памяти записей о наших ребятах-парашютистах, пришедших на помощь словакам. Наверно, я собирался тогда написать и о них, но почему-то не написал, а жаль! Среди записей есть одна, очень коротенькая, но много говорящая о душевном состоянии этих людей, только что вернувшихся с задания, во время которого они бессчётно рисковали жизнью.
«Я о себе уже четыре приказа на ордена знаю! Вот бы их получить. А там можно и опять выбрасываться, хоть на крыши в Берлине... Что же нам ещё делать, надо снова прыгать!.. А потом что делать? Ну а потом в Китае на год работы хватит. А потом — неизвестно...»
Тогда, в сорок пятом году, я, конечно, знал, а сейчас не помню, с чьих слов сделана запись».
Это стало отправной точкой. Я попытался вспомнить, что знаю об участии наших воздушных десантниках в Великой Отечественной войне и понял, что – ничего. Сначала цепочка размышлений привела меня к моему двоюродному деду. Я вспомнил его парашютный значок на пиджаке рядом с тремя «Красными звёздами», вспомнил, что дед гордился тем, что служил не где-нибудь, а в десанте. Но вот где он служил и как, спросить я уже его не мог. Появилось желание пробел этот устранить. И вот я начал, как губка, впитывать любую информацию о десантниках Великой Отечественной. Сбор информации никаких целей не предусматривал, кроме единственной – расширения своего личного кругозора в рамках истории СССР. Ну, и, конечно, ни о какой книге я не думал, пока случай не свёл меня с одним человеком.
В начале 2006 года в квартире полковника в отставке Корольченко раздался телефонный звонок.
- Анатолий Филиппович, вас беспокоит ростовский журналист, который интересуется историей советских воздушно-десантных войск. В совете ветеранов мне дали ваш номер телефона и сказали, что лучше вас в Ростове-на-Дону на эту тему никто не расскажет.
- Это так, - подтвердил ветеран. – Вы обратились по адресу. Приходите ко мне, побеседуем.
Ростовским журналистом был, конечно же, я. Поначалу ветеран относился ко мне настороженно, изучал, кто перед ним, скучающий бездельник или действительно человек, увлёкшийся историей ВДВ. На одной из встреч, ставших регулярными, он спросил:
- А что вы знаете о десанте за Днепр?
О Днепровской десантной операции я, как мне казалось, знал немало – всё, что смог разыскать в интернете и в книгах Ивана Лисова. Но полковник вернул меня на землю.
- Ну, это значит, меньше половины. Ведь даже в своих книгах ни я, ни Лисов не могли рассказать по идеологическим мотивам всей правды о том десанте. Я ведь сам чуть не стал участником того десанта. Я служил в 4-м батальоне 3-й бригады командиром роты ПТР. И вот летом, месяца за два до десанта, меня перевели в 13-ю бригаду, которая формировалась в Щёлково. Будь я в 3-й бригаде, то возможно сейчас бы не беседовал с вами. После десанта я узнал, что из моей роты многие назад не вернулись.
Ветеран замолчал, словно, раздумывая говорить мне о чём-то или нет. Потом он продолжил:
- А ведь мы с Иваном Ивановичем хотели написать книгу об этой трагической странице нашей истории. Большую книгу, после которой, по нашей идее, не должно было бы остаться вопросов, которые существуют у любителей военной истории. Стали собирать материалы: воспоминания участников, кое-какие документы. Параллельно Лисов договаривался с издательством минобороны о выпуске книги. Но кипучую деятельность Ивана Ивановича приостановили. В политуправлении ему прямо сказали, что книга эта свет не увидит.
- Почему?
- Да потому, что правда о той войне слишком многогранна. Все знали, но открыто не говорили, что войну вывезли на плечах простые солдаты и офицеры, как те, что были выброшены за Днепр, потому что воевать наши генералы научились к году 44-му. Слишком много ошибок было допущено нашим командованием при проведении и подготовке не только десанта за Днепр, но и других операций. Вот и исправляли солдаты и офицеры эти ошибки своим мужеством и своими жизнями. Писать же полуправду, значит, породить кучу вопросов. К примеру, кто виноват в провале операции или куда смотрела разведка? Много разных вопросов, а ответы все, как один, выставляли наших маршалов и генералов не в лучшем свете, да и наших доблестных «соколов», что десант выбрасывали тоже. Ведь не стоит забывать, что операцию одобрил сам маршал Жуков. А маршал победы ошибаться не может. В итоге, мы приостановили работу.
- А собранные материалы?
- Материалы… Да вот они, здесь все, - и Анатолий Филиппович протянул мне, лежавшую на столе архаично-картонную, на завязочках, папку. – Возьмите, посмотрите, может, заинтересует и, чем чёрт не шутит, закончите то, что мы с Иваном не успели сделать. Там, конечно, далеко не всё, что нужно, но для начала хватит. Попробуйте, мне почему-то кажется, что у вас получится хорошо написать о десантниках, выброшенных за Днепр.
Так началась, а точнее продолжилась работа над книгой о десанте, который официальная история пыталась забыть. И чем больше я узнавал, тем больше понимал, что я просто обязан рассказать людям о парнях и девчатах двух гвардейских воздушно-десантных бригад.
Я встречался с участниками десанта, а с некоторыми ветеранами общался по переписке. Съездил во Фрязино, где формировалась 3-я Гв. ВДБр. и побывал в подольском архиве МО. Изучил мемуарную литературу, где фрагментально, как бы вскользь, авторы касались днепровской операции. К сожалению, окончания работы не дождался её вдохновитель. Анатолий Филиппович Корольченко умер летом 2010 года.
Во время работы меня не покидало ощущение, что изначально какой-то злой рок висел над десантом и судьбами участников. Бабки суеверные, наверное, узнав все нюансы подготовки и проведения высадки, перекрестились бы и поставили приговор – проклят он был, десант этот… Может и так.
Немногие десантники из числа тех, кто выжил, лишь вздыхали и тихо говорили, мол, доля солдатская, куда от неё денешься… Может и правда.
Военачальники, кто имел отношение к организации и проведению операции в своих бравых мемуарах ни слова не говорят о десанте. Словно и не было его. Только генштабист, усач Штеменко, упоминает о неудачной выброске. Может, так надо было.
Сталинские соколы в один голос кричат – мы не виноваты, погода испортилась. Может и не виноваты.
И только те, кто лег в сырую землю Каневщины и Черкассщины, молчат. Их уже не спросишь. Они погибли за свою Родину, Родину, которой больше нет и теперь всё, что мы можем сделать для них, это помнить об их подвиге, их жизни и смерти.
В середине 90-х к ветерану 3-й гвардейской воздушно десантной бригады и участнику десанта Олегу Волкову подошел полковник, вся грудь в орденах среди которых висел такой же как и у рядового Волкова парашютный значок.
- Десантник?
- Десантник.
Познакомились. Новый знакомый служил в Щёлково в 13-й бригаде.
- А вы где воевали? – спросил он.
- В 3-й бригаде служил, с ней и в десант за Днепр ушел.
- Как из третей? – удивился полковник и недоверчиво посмотрел на собеседника. – Вас же всех за Днепром перебили. Откуда вы тут появились?
Стрелок парашютист 1-го батальона 3 Гв. ВДБр. рядовой Олег Волков: «Наш десант был покрыт таким забвением и оброс таким количеством легенд и небылиц, что даже среди десантников ходило о нас много слухов. В частности, что всех нас перебили практически сразу после высадки. Конечно, потери были большие, но мы не погибли, а сражались. Сражались в очень тяжелых условиях, в немецком тылу, долгие два месяца.»
Книга отличается от того, что написано о десанте в официальных исторических очерках и работах по истории Днепровского десанта. Причина в том, что основным источником информации стали воспоминания участников десанта, а, как известно, правда солдатская сильно отличается от истории, написанной официальными историками спустя годы.
Так, парторг батальона капитан Михайлов, спустя 30 лет после десанта писал генерал-лейтенанту Лисову:
«За всё время, прошедшее с окончания этой десантной операции, никто не соизволил спросить у меня как у бывшего участника и командира о боевых делах десантников, а следовало бы для восстановления истинного положения. Свои воспоминания я пишу не ради славы, а ради правды. Я огорчен тем, что когда писали о боевых действиях десантников в книге Софронова «Воздушные десанты во второй мировой войне», изданной в 1962 году издательством Министерства обороны СССР, то пользовались материалами и сообщениями тех, кто не достаточно знал истинное положение, а отсюда и многие неточности. Приведу только несколько примеров. Старший лейтенант Петросян был моим заместителем по материальному обеспечению батальона, а в книге он значится командиром группы, отряда. Некий Селезнёв значится вместе со мной командиром отряда, хотя я Селезнёва не знаю и не припомню, чтобы со мной вместе он командовал отрядом или группой».
Естественно, что мне в моей работе помогали разные люди. И не упомянуть о них я не могу. Это организатор музея боевой славы в школе №1 г. Фрязино и его первый руководитель Тамара Макаровна Анциферова и нынешний руководитель музея учитель истории Наталья Долгова. Член фрязинского клуба «Поиск» Ольга Кравченко. Москвичка Татьяна Курова – дочь одного из участников десанта Владимира Калябина и эксперт форума Поисковых движений Турова Варвара, которая достала воспоминания немецкого генерала Вальтера Нёринга. Ну и, конечно же, моя супруга, которая терпела меня все пять лет, что я работал над книгой.
А в заключении, я хотел бы привести строки из письма, которое написал Тимофей Михайлов своему побратиму Владимиру Дьяченко более 30 лет назад:
«Как–то на встрече пионерии нашего района с ветеранами войны мне одна симпатичная кукла с пионерским галстуком на груди задала вопрос: «Тимофей Иванович! Что вам особенно запечатлелось от тех военных лет?»
Многое пронеслось в голове: Сталинград в огне и крови, наш десант, «серый цвет прифронтовых госпиталей», Дунай – Секешфехервар, бои за Вену…
Встал я и сказал вот что:
- Из нашего таёжного посёлка защищать Родину ушло 315 мужиков, парней и девчат. Вернулось только 15. Остальные остались там, в земле под Сталинградом и Москвой, за Днепром и Дунаем, в Польше и Венгрии, Австрии, Германии, Чехословакии…
И не смог больше. Сел, уронив голову на руки на столе, и заплакал. Горько так, заплакал, скулил, как щенок побитый… И заплакали сидящие в зале ветераны и вдовы тех, кто не вернулся домой…
Дети отцов кто не вернулся…
Не вернулся домой цвет земли русской, соль ее…»
Изменено: DDTT - 10.02.2012 16:25:46
Страницы: 1

Яндекс цитирования liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.
Professor - Создание креативного дизайна сайтов и любые работы с графикой